Чеширко
Та еще лампочка!
Дневник моей смерти или "Продажа подержанных машин и автометаллолома"
Автор: ~Sekai~
Фэндом: Bleach
Персонажи: Хисаги Шухей\Аясегава Юмичика, Гриммджо Джаггерджак\Матсумото Рангику
Рейтинг: R
Жанры: Ангст, AU, Детектив, Гет, Мистика, POV, Романтика, Слэш (яой)
Предупреждения: Смерть персонажа, OOC
Размер: Миди
Кол-во частей: 9
Статус: закончен
Разрешение автора: получено
начало тут Я решила до выложить.

"Я вернулась!!!" или первая ссора

В течении почти 2х недель мы с Юмичикой писали, рисовали, чертили и высчитывали. В итоге компромисс был найден. Салон решили обтянуть темно-фиолетовым, вместо имеющегося черного с копотью. Раскраску оставить как раньше – павлиньи перья. Добавить неон, новые обвесы. В деталях заменили лишь мотор и пару испорченных. Систему закиси азота оставили старой, Юмичика еще тогда ее хитро и умно сделал. Колеса новые, диски старые, но отреставрированные. И конечно же перышки на зеркале.



Юмичика оказался клеевым парнем. С ним было очень интересно. Он много всего знал и был легок в общении, вот только его любовь к красоте…но как ни странно я к нему привязался и считал своим другом не смотря на то что он вроде как умер.



Следующим этапом работы была покупка необходимого материала и частей, что заняло еще несколько дней и литров бензина промотанного в разъездах. Я начал кропотливую работу по оживлению «Лазурного павлина» . Сначала пришлось править корпус и двери, а дальше по списку. Юмичика сидел рядом и постоянно следил за моими действиями своими удивительными глазами. Лишь иногда вставлял свои комментарии, часто довольно едкие.



— Слушай, может лучше поможешь, чем сидеть и на мозги капать? – наконец не выдержал я.



— Не могу, я умер, — Флегматично оказался он.



— Ага, сидеть по три часа в душе, занимать всю кровать и рисовать он может, а помочь нет. Хорошо, ты еще не ешь совсем, а то чувствую я бы разорился на твои аппетиты.



— Что? Хочешь сказать, я толстый? – Глаза Аясегавы гневно сузились.



— Хочу сказать ты ленивый и … — Но тут зазвонил телефон и пришлось ответить. А может и хорошо, иначе бы точно поругались.



— Да, слушаю.



— Шухей!!! Привет, ты как? Как «Гонка»? готовишься? Я ужасно соскучилась! Я вернулась!!! Давай сегодня у меня, ведь ты же меня любишь…



— Рангику, погоди, не части. Я рад, что ты вернулась! А теперь давай все по порядку. И конечно же я тебя люблю.



— Сегодня вечером у меня вечеринка, в честь возвращения меня любимой.



— Кто будет?



— Все наши и пара новых.



— Все?



— Нууу, кроме Гина, сам понимаешь. А так Кира, Гримм, Тоусен твой, Кьераку и Зараки, Иба и Мадараме. Еще пара моих новых подруг. Нему и Халибель. Последнюю кстати рекомендую, мы с ней похожи. Придешь?



— Конечно. Есть для тебя подарок. До вечера. Целую.



— Пока, пока. Целую тоже.



Я положил телефонную трубку и, блаженно улыбнувшись, взъерошил волосы. Надо еще заехать домой, чтобы переодеться и взять подарок для Ран.



— Ты уезжаешь, — голос Юмичики вернул меня из сладостных грез о хорошей пьянке и новой подружке.



— Да, уезжаю. Рангику вернулась.



— Твоя девушка? – в его голосе мне послышалось что-то странное.



— А? Да, то есть нет уже. Она моя лучшая подруга, можно так сказать.



— И когда ты вернешься?



— Не знаю. Не сегодня и не рано точно.



— Вот значит как. А я тут один сиди, а как же машина? Осталось меньше 4х месяцев, а еще ничего не готово. Или ты передумал? – С каждым словом он все повышал голос и я тоже стал орать.



— А по твоему, я все это время должен сидеть тут, в гараже. С призраком, который непонятно как и зачем тут появился, и еще что-то от меня требует?! Я вообще-то живой, чувствую и у меня есть личная жизнь в конце концов, которую я сегодня намерен наладить!



Юмичика как-то побледнел и шепотом сказал:



— Я тоже чувствую, — Он развернулся и, хлопнув дверью ,ушел в жилую часть.



Я же, подхватив куртку и в свою очередь хлопнув дверью, ушел.



Вечером я был у Матсумото. Вечеринки у этой девушки всегда отличались весельем, реками выпивки, сексом, и хозяйкой, которая везде успевала. Вот и сейчас, стоило мне лишь появиться, как рыжий вихрь повис у меня на шее.



— Шухей!!!



— Привет, Ран, — Я протянул ей коробочку.



— Что это?



— Ну я же обещал подарок, когда вернешься.



Она тут же открыла коробку и достала небольшую цепочку с кольцом на конце. Сразу же одела, и украшение неплохо смотрелось на ее внушительном бюсте.



— Спасибо, — Чмок в щеку, — Вот за что я тебя люблю, так это за то, что ты всегда выполняешь обещания. Пойдем, я тебя с Халибель познакомлю.



И вечеринка понеслась. Выпить с одним, другим, потанцевать с этой большегрудой блондинкой, выпить, поцеловать мимоходом Матсумото, поговорить с Тоусеном, поржать с друзьями, выпить, разнять Гримма и Икаку, выпить, разнять Ибу и Икаку, искупаться в бассейне с Халибель, рассказать о планах на гонку, побить в армреслинге Ренджи, разнять Зараки и Икаку, то есть оттащить пребывающего в нокауте Мадараме куда-нибудь отлежаться. И, наконец, уединиться в одной из комнат все с той же Халибель. У нее пышные белые волосы, смуглая кожа, большая грудь. Она пьяна и готова на все. Но что-то не то. Стоит закрыть глаза, и вместо загара я вижу бледность чужой кожи. Целуя ее полные губки, представляю другие. Черт, да что за хрень? Почему вместо мыслей о том, как бы поудобней ее завалить, я переживаю, что Аясегава в гараже один? Все…клиника.



Когда на ней уже не осталось кофточки, а я думал, как бы мне свалить, чтобы не опозориться, в комнату ввалился Гримм на руках с Рангику.



— Ой, сори, кажись тут занято, — Рыкнул Джаггерджак и хотел уйти, но, поймав мой взгляд, Матсумото спрыгнула с его рук и, подскочив к Халибель, схватила ее за руку и бросив : «Мы попудрить носик.» — Умчалась куда-то.



— Эээ…чего это она? – Удивленно произнес Гриммджо.



— Не знаю. Ладно, я домой. Передай Ран от меня пока.



— Хорошо, удачи тебе с машиной, если что надо обращайся. Помогу, чем смогу.



Мы попрощались, и я ушел. По дороге было о чем подумать. Почему я так отреагировал? Раньше ведь никогда такого не было, чтобы обнимая девушку, я думал о парне. Пусть и красивом, но вообще мертвом. Надо было что-то решать, и я решил.



"Санта-Барбара" по нашему

Всю следующую неделю я жил дома, не суясь в гараж. За это время я успокоился. Поэтому, когда ко мне пришла Ран, попить утреннего саке, я снова был полностью уверен в себе. Она не стала спрашивать про тот вечер, и хорошо, так как я все равно бы не придумал, что ей ответить.

— Хисаги…

— Что?

— А если я скажу, сто влюбилась, ты мне поверишь? – Ран взглянула мне в лицо.

Мы дружим с ней далеко не первый год и даже не 5й. мы очень похожи. Оба никогда не любили и даже не влюблялись. Мы легко относились к сексу, не искали постоянства, но и не были слишком распущены. Из нас бы вышла отличная пара, но увы… Поэтому я внимательно присмотрелся к подруге. Что-то в ней изменилось. Глаза горят, а у губ залегла горькая складка.

— Верю, Ран, верю. Но что не так?

— Да все, — Она грустно улыбнулась и я сел рядом, приобняв ее за плечи.

— Что случилось-то? И кто он кстати?

— Гриммджо…

— И?

— Не и. ты же знаешь нашу репутацию. Он же просто мне не поверит. Тем более я уже спала с ним, где-то год назад. А теперь люблю его. Все ужасно. Я просто не знаю что делать, — Она всхлипнула.

— Поплачь.

— Думаешь поможет?

— Нет, но ты хоть немного успокоишься.

— Хорошо. – И она заплакала уткнувшись мне в грудь.

Такое положение меня очень устраивало. Я взял телефон и стал печатать сообщение: « Срочно ко мне домой! Решается вопрос твоей дальнейшей жизни! Я не шучу! Придешь, позвони на мобилу.» Нажав «Отправить», я стал ждать. Минут через 15 телефон завибрировал.

— Солнце, я схожу в туалет, лады?

Матсумото лишь кивнула, отстранившись.

— Черт, Шухей, чего случилось? – Тяжело дыша, у дверей стоял Гримм.

— Ты Ран все еще любишь?

— Да, но при чем тут это?

— Тогда вали и смотри ничего не испорти. Будете уходить, дверь захлопните. – Я хлопнул его по плечу и втолкнул в квартиру.

Одна проблема решена. Эти двое будут счастливы. Теперь надо решить мой вопрос. Я направился в гараж.

Первым меня встретил Комамура. Черт, да я же его не кормил неделю. Но пес вроде не выглядел голодным. Неужели Юмичика? Представляю морду пса, когда в миску из воздуха сыплется еда. С широкой улыбкой я прошел дальше. Юми спал, обнявшись с новеньким рулем. Рядом с машиной стояла вновь собранная система прямого впрыска закиси азота, усовершенствованная по нашим чертежам. Это что он? Ну конечно, больше ведь некому. Стало немного стыдно.

Я присел на диван и легонько дотронулся до его плеча. Юмичика сразу открыл глаза, и удивленно, и немного обиженно, посмотрел на меня и сел, прислонившись к стене.

— Привет, — Его голос был немного хриплым ото сна.

— Привет, как ты тут? – Немного виновато произнес я.

— Нормально, машину вот делаю, — Он наконец-то отпустил руль. – Как погулял? От тебя, кстати, женскими духами на пол километра разит. – Аясегава поморщился.

— Эээ… это все Матсумото, она на моем плече рыдала, нет, честно. Они сейчас с Гриммом у меня дома в любви друг другу признаются… — И сего это я оправдываюсь? Но меня уже понесло, — А погулял не очень, ушел один из первых, неделю дома сидел, решал некоторые проблемы.

— Понятно…

— Ты это, извини меня что ли, ну что наорал тогда, я так не думаю, я вообще рад, что мы познакомились.

— Честно? – Он выглядел таким радостным, что я не удержался и, подавшись вперед, обнял его.

— Конечно, — Я подумал, что он оттолкнет, но вместо этого Юми лишь обнял в ответ и доверчиво положил голову мне на плечо.

Мы посидели так пару минут, а потом смущенно отпрянули друг от друга. Я пошел переодеться, чтобы приступить к работе, время и впрямь поджимало. Но теперь у меня есть помощник.

С этого дня я опять переехал жить в гараж. А через пару дней ко мне заявились счастливые Гриммджо и Рангику. Ран сначала хорошенько приложила меня своей сумочкой,а потом чуть не задушила в объятиях.

— Шухей, ты такая сволочь, но я так тебя люблю!

— Но-но

— Да не ревнуй ты, Джаггерджак, мы просто дружим. Тем более Шухею тоже кто-то нравится, не зря же он отшил Халибель. – Она задорно подмигнула.

— Да ладно?! И кто же это мне нравится! – Отчаянно захотелось провалиться под землю.

— Ну не знаю, но не зря же ты из гаража не вылазишь и в разрез с привычками уже давно один.

— Я машину делаю…

— Конечно-конечно, я бы даже не удивилась, найдя здесь красивую девушку или даже парня, что тоже не плохо.

— Так, все Ран, тебе кажется пора.

— Все, мы уходим раз так… пока-пока, — Она послала мне воздушным поцелуй, и парочка удалилась. Я же тяжело привалился к одной из машин.

— Веселые у тебя друзья. Они хорошая пара. Хотя я Рангику помню еще десятилетней девочкой.

— Ты был тут?

— Ага, вообще-то стоял рядом с тобой.

— И тебя не видели?

— Конечно нет, бака, меня лишь ты видишь. Кстати ты и вправду влюбился, да?

— Да, то есть, нет, то есть…ты это вообще к чему?

Да, подловил он меня, ничего не скажешь, но, кажется, тему мы закрыли.

Старые шрамы

Я так думал, пока через несколько дней, когда мы уже за полночь закончили с работой, и после душа сидели на диване и смотрели какой-то бред по телику, когда он вспомнил. Я был в некоторой эйфории от такой его близости, кажется он и вправду мне нравился. Тут Юмичика неожиданно посмотрел мне прямо в глаза и спросил:

— Шухей, дак кто тебе нравится? – Его лицо было так близко, что я не смог побороть искушение и, чуть наклонившись, запечатлел на его губах легкий поцелуй. Он отпрянул, ойкнув, и сразу приложил ладошку к губам.

— Ты что, это серьезно?

— А ты думаешь у меня хобби такое, с парнями целоваться?

— Думаю нет.

— Ну вот ты и ответил на свой же вопрос, — Мне не было стыдно, было лишь немного страшно, что сейчас он уйдет.

— А тебя ничего не смущает, а, Хисаги? Ну что я не живой или что парень? А может тебе экспериментов захотелось, а так уж точно никто не узнает?

— Что? Ты совсем дурак? Я бы никогда так не сделал!

Все романтическое настроение с меня в миг слетело, ведь ни о чем подобном я даже не задумывался. Не в силах смотреть на этого человека, а главное боясь услышать что-нибудь еще в этом плане, я ушел.

Стоял у дверей и нервно курил. Курил я редко, но здесь без сигареты не разберешься. Черт, а я и вправду влюбился. Впервые в жизни. Иначе как еще объяснить, что без Юмичики мне пусто, что при взгляде на него становится легко и хорошо, становится радостно и спокойно, а еще хочется смотреть, как он улыбается или вообще смотреть на него.

Когда сзади меня обняли теплые руки, я признаться не ожидал. Когда понял чьи они, желание остаться и желание вырваться стали отчаянно бороться во мне. Победило второе, все-таки я был обижен. Но Юмичика не дал мне этого сделать, плотно прижавшись к спине.

— Подожди, я хотел извиниться. – Он потерся щекой о мое плечо. – Правда, ну не обижайся.

— Я не обижаюсь.

— Ну я же по голосу слышу. Что мне сделать, чтобы это исправить? Знаю!

Он расцепил объятья и, обойдя меня, поцеловал. Сигарета выпала из рук. Я стал ему отвечать пытаясь углубить поцелуй, но он отстранился.

— Шухей, скажи сначала те слова.

— Ты мне нравишься, Юмичика , я влюбился в тебя.

— И я в тебя, Шухей.

Он опять стал целовать меня, а я мягко, но настойчиво разомкнул его губы , и он с готовностью впустил мой язык. Целовались мы долго, я обнимал его за талию, а он запустил руки мне в волосы. Я был счастлив. А потом мы все-таки пошли спать и уснули обнявшись.

С того вечера наши отношения заметно изменились. Все таки быть любимым и самому любить – это клево! Мы болтали, обнимались, целовались, но не более того. Как я заметил еще с первого дня нашего знакомства, он никогда не снимал свою куртку и не расстегивал ее. Даже после душа он выходил в полном облачении. Это было странно, но я не спрашивал. Но спросить все-таки пришлось, когда во время одного особенно жаркого поцелуя моя рука проникла под куртку и стала слегка поглаживать поясницу. Юмичика резко отскочил от меня и обхватил себя руками.

— Никогда, слышишь, никогда так не делай.

— Но что такое?

— Ничего, просто не делай и все.

— Нет уж, ты объясни что случилось…Юмичика…Эй, ты в порядке? – Я увидел, что он слегка дрожит и поспешно к нему подошел, но не стал обнимать, так как не мог предвидеть реакцию. – Что все-таки случилось?

— Ничего. Не могу сказать, ты…ты тогда больше не…не будешь меня… — Он уже почти всхлипывал. Я все-таки обнял его и стал гладить по голове, как маленького.

— Расскажи.

— Ладно…я…я не могу снять куртку, там… Когда я умер, это случилось в машине, была гонка, авария, и руль слетел с рулевой колонки, и она насквозь вошла мне в грудь. – Под конец уже на одном дыхании выпалил он.

— И что?

— Шрамы…остались шрамы…они, они ужасные и противные. Не хочу, чтобы ты их видел, это осень некрасиво, я некрасивый.

— Блин, а я уж думал и вправду что-то серьезное. Глупый, неужели ты думаешь, что какое-то отметины на теле могут изменить мои чувства к тебе? Покажи.

— Не буду…

— А я говорю покажи.

Он лишь тяжело вздохнул, сдаваясь, и я стал расстегивать на нем куртку, кожаная ткань полетела на капот BMW. Следующим этапом стала черная сетчатая футболка, которую я тоже снял. Теперь я наконец-то мог посмотреть на него без дурацких шмоток. Мышцы рельефно выступали под нежной кожей, но шрамы были хорошо видны. Соединительнотканные рубцы смотрелись несколько инородно на этом красивом теле. В середине груди несколько особо крупных шрамов образовывали неровный круг, россыпь более мелких отходили в стороны и еще более маленькие покрывали весь торс. На спине было тоже самое. Юмичика стоял молча и с закрытыми глазами. Я осторожно дотронулся до одного из шрамов, он вздрогнул и открыл глаза.

— Я урод, да? — Голос звучал как-то жалко.

Я покачал головой:

— Не говори ерунды, это не так. Никакие шрамы не способны тебя испортить. Я все равно был бы с тобой, даже если они были здесь или здесь. – Я провел через его щеку, а потом через все лицо.

— Правда? – Он легко улыбнулся

— А когда я тебе врал?

— Не помню.

— Этого просто не было. Давай ка лучше продолжим то, что начали.

Я нежно поцеловал его в уголок губ и мы продолжили то, что прервали, с той лишь разницей, что мои руки теперь беспрепятственно бродили по его спине.



"Знаешь, я даже при жизни не чувствовал себя таким живым..."

До соревнований оставалось чуть меньше месяца, машина технически была готова, осталось лишь покраска. Тут уж «Лазурный павлин» полностью перешел в руки Юмичики. Он с каким-то восхищением прорисовывал каждое перышко, часами просиживал с краской. Признаться я даже стал ревновать его к машине. После очередного шедевра я не выдержал и, отобрав у него краску, просто повалил на пол и стал целовать его лицо. Юми лишь смеялся, но только до тех пор, пока я не нашел для его рта ,более интересное занятие. Поцелуи становились все более страстными, и я не на шутку завелся. Мы уже столько времени встречаемся, а еще нм разу не занимались любовью. Я его хотел. Мои руки буквально против воли стали гладить его тело, а губы стали покрывать поцелуями шею, на сколько позволял воротник куртки. А к черту ее…молния с тихим звуком едет вниз, открывая новую территорию. Но вновь возвращаюсь к его губам, а руки уже стягивают мешающие куртку и футболку.

— Шухей… Шухей, подожди… — Я отрываюсь от вылизывания его шеи и смотрю в глаза. Если он не хочет, попросит прекратить, я подчинюсь, будет тяжело, но подчинюсь.

— Да?

— Не здесь… не на полу… это некрасиво. – А глаза у него шальные, полны страсти.

Я тихонько смеюсь и, подхватив его на руки, несу на не собранный с ночи диван.

— Так лучше?

— Да, — Он согласно кивает, — Шухей, только…ну ты понимаешь…

— Я буду осторожен, обещаю.

Я вновь стал целовать его шею, медленно спускаясь ниже и рукой поглаживая бедро. Юми стянул с меня футболку. Его руки блуждали по моей спине. Я же чуть прикусил его сосок, вырвав тем самым слишком громкий выдох. Повторил тоже самое с другим, тут же зацеловав место укуса. С его губ слетел уже негромкий стон. Я стал целовать каждый его шрам, он лишь сильнее прижался ко мне. Следующий стон я услышал, когда положил руку на его ширинку и стал поглаживать заметную выпуклость. Черт, а от штанов надо избавиться, чем я и занялся, они вместе с бельем полетели куда-то в сторону. Я окинул Юмичику взглядом и невольно залюбовался. Растрепанные волосы, потемневшие глаза, припухшие от поцелуев губы и совершенное тело, которое не портят даже шрамы.

— Ты такой красивый, — Это вырвалось само собой.

— Ты меня смущаешь… иди сюда, — Он протянул руки, и я с готовностью приступил к прерванному занятию.

Дорожкой поцелуев спустился по его животу.

— Знаешь, я никогда раньше такого не делал, но постараюсь доставить тебе удовольствие.

Сказав это я устроился между его разведенных в стороны ног и кончиком языка провел по его члену. Потом обвел им головку и полностью взял в рот. В минете я не мастак, но если вспомнить что делали девушки…да и по его учащенному дыханию и тихим стонам я понял, что двигаюсь в правильном направлении. Я протянул Юми руку, и он облизал пальцы. Не прекращая движений ртом аккуратно ввел в него первый, смоченный слюной, палец и начал двигать им растягивая, вскоре добавил второй. В один из моментов кажется задел простату, так как Юмичика громко вскрикнул:

— Ах, еще… — Я добавил третий палец, продолжая его растягивать.

— Шу…ах…Шухей…хватит…я хочу тебя…всего…пожалуйста

Я и сам уже еле сдерживался, поэтому быстро снял с себя остатки одежды и начал аккуратно в него входить.

— Потерпи немного, — Прошептал я и одним мощным толчком вошел до конца.

— Черт, — Сорвалось с его губ

— Извини, — Я глубоко его поцеловал, давая привыкнуть к себе, отвлекаю от неприятных ощущений.

— Продолжай, все в порядке.

Я стал осторожно двигаться внутри его тело. Там было так горячо и тесно, что у меня буквально сорвало тормоза. Юмичика уже громко стонал, а его руки оставляли на моей спине красные полосы. Долго двигаться в таком темпе было невозможно, сплошное наслаждение затуманило весь разум, поэтому сделав еще несколько особенно сильных толчков и кончил, чувствуя, как тело моего любимого тоже сотрясается в оргазме. Немного придя в себя он сказал;

— Это было красиво.

— Красиво?

— Да, как сотни салютов в одном месте. Знаешь, я даже при жизни не чувствовал себя таким живым, — Он блаженно улыбнулся.

— Я тоже любимый, я тоже, — Прошептал я в ответ, заключая мое сокровище в объятья и даря ему нежнейший поцелуй.

"Это уже вам решать, Хисаги-сан"

Гонка была назначена на завтра, и я пошел подтвердить участие в главный штаб. Там было полно народу, и я случайно услышал разговор.

— Как думаешь, в этот раз будут жертвы?

— Не знаю, в прошлый раз все было спокойно.

— Но зато 15 лет назад, тот парень, что всю дорогу шел впереди, умер, не доехав до финиша несколько метров.

— А я слышал, его столкнули.

— Ну сейчас уже не доказать, камер тогда не было. Может и толкнул кто, грязно играть не запретишь. Парнишка-то тот молодой был, около 20 и красивый, говорят

— А как его звали, никто не помнит?

— Аясегава Юмичика, — Этот голос я знал. Это Тоусен.

— Здорово, Канаме. Вы же тогда дружили вроде. И ты первым пришел.

— Дружили, а результаты аннулировали.

— Что же ты другу не помог, из машины не вытащил, когда там все горело?

— Бесполезно, Фуджикуджака был уже мертв, ему рулевая колонка грудь пробила.

— Вона как, не знал. Ну удачи тебе на гонке.

— Спасибо, увидимся.

Канаме прошел, не заметив меня. Я же стоял, прислонившись к стене, и медленно отходил от всего услышанного. Этого я никак не ожидал, но Юмичике решил ничего не говорить.

Вечером ко мне заехал Кенсей пожелать удачи и пообещал прийти поболеть. Ран с Гриммом тоже должны были прийти на трассу, они кстати решили пожениться, и я безумно рад за них.

В постели с Юмичикой я забыл о Канаме и на следующий день был готов и настроен на победу. Юми со мной не пошел, сказав, что посмотрит по телику…

Перед стартом мы увиделись с Тоусеном. Он посмотрел на мою машину и в его глазах появилось что-то, чего я не успел рассмотреть.

— Шухей, где машину взял?

— Да как обычно, восстановил.

— Понятно. Смотри когда едешь не отвлекайся на любование собой, а то костюмчик у тебя новый, я смотрю. – И он ушел, оставив меня в растерянности. Костюмчик и вправду был новый, как у Юмичики, думаю, он принесет мне удачу.

Машины встали на старт, прозвучал сигнал, и понеслось. Мы с Тоусеном и еще каким-то гонщиком сразу вырвались вперед, но когда осталось проехать около трети пути, первенство делили уже вдвоем. На очередном повороте я вырвался вперед. Но за несколько сотен метров до финиша в меня со всей дури врезался Канаме. Что за черт?! Я быстро набрал на мобиле его номер и буквально стал орать в трубку:

— Какого хрена, Канаме???

— Ты не будешь первым, опять. Никто меня не обойдет, понял Хисаги? Ни ты, ни Юмичика, ни эта гребаная тачка. Я позабочусь о тебе, как и о нем в свое время.

Он опять резко в меня въехал, и я влетел в одну из колон , за 200 метров до финиша.

— Канаме, ты что его убил тогда? Разве победа стоит жизни?

— Конечно. Прощай, Хисаги.

— Что значит про…

Но договорить я не успел, так как его черно-рыжая «Мазда» с тяжелым передним обвесом врезалась в бок моей машины, и я почувствовал, как что-то хрустнуло в районе спины, и меня тут же выбило через лобовое стекло на трассу. Я еще как-то успел схватить с зеркала перья. Правую половину лица обожгло болью и, упав на асфальт, я почувствовал, как треснули кости в руке, и что-то туго сдавило грудь. Сознание стремительно уплывало, но я помню как Тоусен, мой друг и наставник, развернулся и несется на меня на машине, но кажется удара не последовало, а я погрузился во тьму.

Что было дальше я помню лишь обрывками. Вой сирен, куда-то несут, чьи-то голоса. Крики – «Живи, не умирай!». А потом я вижу свое тело, перемотанное бинтами, со множеством трубок. Это страшно. Выхожу в коридор, там Кенсей, Гриммджо и Рангику.

— Ре6ята, что случилось?

Но они меня не слышат, что за черт??? Становится жутко. Да что здесь происходит??? Вижу в отдалении человека в панамке, кажется это у него я купил машину. Он манит к себе и я подхожу.

— Хисаги-сан, кажется вы не понимаете что происходит, я могу объяснить. Мы выходим из больницы, меня не покидает странное чувство. На улице мы присели на лавочку.

— Хисаги-сан, вы пострадали в аварии и сейчас находитесь в коме.

— Быть не может, вы же со мной разговариваете.

— Но вы разговаривали с Аясегавой-саном, да и сами видели свое тело в палате.

— Что произошло? Что с Тоусеном, Юмичикой?

— Когда Канаме хотел вас переехать, на дороге появился Аясегава-сан. Он каким-то образом отодвинул траекторию машины. Тем самым спас вас. Тоусен врезался в соседнюю опору, машина загорелась, но ему не позволили выйти. Фуджикуджака держал дверь, пока не раздался взрыв. Кажется они еще о чем-то говорили. Ведь это Канаме убил его 15 лет назад, да вы и сами все поняли. Гонки, кстати, запретили. А вашу машину уже не восстановить, зацепило взрывом.

— Юми, что с ним? – От беспокойства за любимого я почти перестал дышать.

— Он ушел. Ушел окончательно. Аясегава-сан выполнил все дела на земле.

— И…и я его больше не увижу? – На меня навалилось такое отчаяние.

— Это уже вам решать, Хисаги-сан. Хотите ли вы жить или хотите быть с ним. – С этими словами торговец ушел, а я остался думать.

Кенсей и ребята все еще были в коридоре, они переживали за меня. Я посмотрел в родные лица и принял решение. Мое тело лежало на простынях, сливаясь с ними. В карточке было написано: «Перелом позвоночника; черепно-мозговая травма; множественные переломы ребер, с повреждением мягких тканей; внутренние кровотечения; закрытый перелом правой лучевой кости» — веселый списочек, я усмехнулся и провел рукой по лицу. Что это? Кажется правую половину пересекали 3 шрама, ну да, точно, это когда в стекло летел. Еще одна горькая улыбка. В моей руке мертвой хваткой зажаты 4 перышка. Вот и все. Я закрываю глаза и лечу. Кенсей, Гриммджо, Рангику – простите меня. Тоусен – гори ты в аду
Дневник дописан или же история продолжается?

Светит солнце, и где-то шумит море: на берегу стоит ОН, а рядом «Лазурный павлин». Я тихонько подхожу и обнимаю его сзади. Он вздрагивает и поворачивается.

— Шухей??? Что… что ты здесь…почему? Ты должен был жить. – Я прикладываю палец к его губам, прося помолчать.

— Глупый, жизнь без тебя – это не жизнь. Я люблю тебя, Юмичика. Смело можно сказать, что люблю больше жизни . Если я нужен тебе такой некрасивый, со шрамами на лице, то позволь остаться.

— Идиот. – Из его глаз начинают литься слезы. – Конечно нужен, ты для меня самый-самый красивый. Я же люблю тебя.

Он утыкается мне в плечо и продолжает плакать. Я обнимаю его и понимаю, что сам не могу сдержать слез.
А потом мы садимся в машину и едем со скоростью ветра. Мы вместе и теперь навечно.


***********************************************************************************


Сегодня на кладбище удивительно тихо, лишь два человека посетили его в этот солнечный день. Красивая рыжеволосая девушка в свадебном платье положила на мраморную плиту букет белых хризантем. Ее спутник, молодой синеволосый мужчина в смокинге, обнимает ее за талию. Сегодня их свадьба, и сегодня ровно месяц, как не стало их друга, того, кто помог им обрести счастье. Его убил во время гонки его же наставник и товарищ. Парня похоронили на рассвете, в его мертвой руке навсегда осталось 4 перышка: два желтых и два красных.


************************************************************************************


Молодой рыжий парень слоняется по свалке старых и подержанных машин, желая выбрать что-нибудь для себя. И вот его взгляд приковывает к себе подержанный мотоцикл, цвета морской волны и с рулем в виде рогов барана.

— Молодой человек, смотрю вас что-то заинтересовало, — Торговец в полосатой панамке появился как будто из ниоткуда.

— Да, вот он сколько стоит? – парень все не мог отвести взгляд от понравившегося байка.

— Ну что вы, что вы. Вам отдам бесплатно. Она давно вас ждет…


@темы: фанфики